Главная
Новости
Афиша
Фото
Театр
Кино
Видео
Пресса
Форум
Гостевая

 

Эксклюзивное интервью Даниила Страхова сайту www.strahov-art.ru

(Любое копирование и распространение данного материала (размещение на других сайтах, публикации в печатных изданиях,
размещение в электронных СМИ и проч.) запрещено, вне зависимости от целей использования.)
.

- В Вашей актерской карьере много разных и непохожих друг на друга ролей. Насколько для Вас важно удивлять зрителей снова и снова в каждой последующей работе в кино или на сцене?

- Я, честно говоря, не думаю об этом. О том, чтобы удивлять. Я понимаю, что если мне интересно, то, скорее всего, это будет интересно моему зрителю. Актер, конечно, крайне зависимое существо: от режиссера, продюсера, зрителя. И это провоцирует артиста «угадать» реакцию, подстегнуть успех, не упустить удачу. В сегодняшнее, циничное жесткое время, это стало нормой, нормой, по сути, отсутствия этики. По крайней мере она стала очень условная. Я нахожусь по многим позициям в выигрышной ситуации, но это не значит, что не испытываю этого давления.

- Недавно в рамках 35 Международного студенческого фестиваля во ВГИКе был показан дипломный фильм «Правда Саманты Смит». Некоторые зрители уже успели посмотреть эту картину. Фильм имеет положительную оценку, особенно у молодой аудитории. Это не первый проект короткометражного кино, в котором Вы снимались. Что Вас привлекает в работе с молодыми режиссерами, сценаристами?

- Молодость. Привлекает надежда увидеть в них - в студентах свежую кровь, здоровую энергию кино, которое в целом закисло.

- Даниил, для Вас, наверное, не секрет, что роль Андрея Лугового в сериале «Обнимая небо» стала у зрителей одной из самых любимых и популярных. Однако, судьба героя трагическая. И зрители часто интересуются, почему Вы выбираете для съемок сценарии, в которых у Ваших героев трагичный финал?

- Знаете, про выбор… Если Вы думаете, что выбор столь уж велик, то это не так. И, думаю, эта ситуация будет только усугубляться. А что касается трагичных финалов, то в этом вся мировая драматургия. Гамлета закололи, Иванов застрелился, Эдип ослепил себя и т.д.

- Считаете ли Вы, что актер должен существовать в некой зоне комфортности: хорошие роли, любимый режиссер, понимающие партнеры на сцене, или зона комфорта - это несколько усыпляющий момент для актера?

- Если спит главное в художнике - в широком смысле - спит его дух, совесть, тоска по раю, называйте как хотите, то не важно, хорошие роли и любимые режиссеры его окружают или плохие, успешен он или он погряз в зависти и ненависти к своей судьбе, которая отвернулась от него. Нет правил: есть отличные актеры и они же никчемные люди, бывает наоборот. Никому не хочется быть гонимым, к деньгам быстро привыкаешь. Но Актер из Поэтов находится, я бы сказал, на низшей ступени развития, где-то в персонажах Островского. Потому что актер крайне зависим и не способен работать «в стол», ему все нужно здесь и сейчас. Он технологически не может жить категориями вечности, и сегодняшнее время, построенное на деньгах, возбудило в российском актере все худшее, что составляет суть его профессии: алчность и угодливость.

- А были ли моменты в творческом плане, когда Вы говорили, что вот это для меня ни в коем случае не приемлемо, а потом со временем понимали, что возможно это и даст Вам развитие в профессиональном плане?

- Наверняка, но тут старый стишок из дальнего ящика не достанешь. Актеру нужно быстро принимать решения.

- В отличие от спектакля, где зрительскую реакцию Вы видите и ощущаете в момент его создания, при работе в фильмах или сериалах этот момент растянут во времени и может быть отложен на год или больше. В такой ситуации Вы уже находитесь в других проектах. Важен и интересен Вам в этот момент отклик зрителя на предыдущие работы?

- Важен, но не принципиален. Тут проблема другая. Ты можешь хорошо сыграть, но не быть увиденным зрителем («Цезарь»), можешь не быть замеченным коллегами («Исаев»), но надо понимать, как только сыграешь плохо - заметят все.

- В начале декабря у Вас состоялась премьера спектакля «Мужской аромат. Оркестр», в основе которого лежит сложный драматургический материал. Что привлекло в пьесе Жана Ануя? Сложно ли было работать над таким неоднозначным персонажем, как месье Леон?

- Непонятно, что вложено в данном случае в «неоднозначность». Такое ощущение, что комуфлируется какое-то другое слово. Привлекла драматургия, конечно, в первую очередь. Парадоксальность пьесы, ее острая форма, не бытовая сущность, уровень задач, разговора автора с героями.

- Много лет назад Вы сказали, что Вас называют "актером-шатуном". Во всех театрах Вы являетесь приглашенным актером. Нужен актеру свой театр, дом или уже широко практикуемая форма, когда актеры работают на контактной основе, в частности, театр Наций комфортна для Вас? Или все равно создается и возникает свой микромир в каждом театре, свой дом?

- Дома я не встречал ни в одном театре, а я работал в 6-7 театрах Москвы, везде это «террариум единомышленников». Наверное, так и должно быть, не знаю. Слушая рассказы про необычайное братство актеров прошлого, я испытываю смешанные чувства недоверия и тоски. Потому что любому человеку тяжело работать, опасаясь повернуться к сослуживцам спиной. А театр - это творчество, или хотя бы попытка его, а, значит, ты неизбежно открываешься людям. И тут парадокс, который каждый раз срабатывает в разной степени.

- Когда вам предлагают новую работу, от чего психологически труднее всего отказываться?

- От денег.

- Даниил, встречалось ли в Вашей жизни и в актерской карьере, что-нибудь по- настоящему мистическое?

- Встречалось, но не расскажу.

- Что бы Вы предложили попробовать сделать каждому?

- Я не пророк и не продавец газировки.

- Очень сложный вопрос для актера, всегда он должен уходить из спектакля, если понимает, что ничего не может дать для роли, зрителя?

- Не всегда, тут каждый решает сообразно со своими обстоятельствами. И можно просто ошибаться.

- Для Вас существует понятие «идеальный зритель»? Если да, то какой он?

- Культурный - этого достаточно. То есть просто воспитанный. Я не могу понять людей, которые сидя в темном зале, пишут во время спектакля смс. Про звонки молчу. Это ж какой степени пофигизма по отношению ко всем нужно достигнуть, чтобы не учитывать, какое это неуважение к актерам и залу. То же самое с фото. Вспышки, звуки затвора, огни видоискателя. Или подпольная съемка видео,- со сцены все видно. И все это сказывается на спектакле - на том что актеры отвлекаются, раздражаются; зрители теряют внимание и начинают поступать так же, как и сосед: «а чего не ответить-то на смсик? я же тихонько». Я по этой причине практически перестал ходить в кино.

 


Интервью состоит из ответов Даниила Страхова на вопросы от сайта и участников социальных групп, посвященных творчеству актера: https://vk.com/club1645304 и http://ok.ru/daniilstrakhov

В материале использованны фотографии с сайтов: http://2011.russiancinema.ru/, http://www.milenafadeeva.ru/, http://www.kino-teatr.ru/, https://www.instagram.com/andrewsobolev/ и фото Ольги Рожковой

Даниил Страхов
Даниил Страхов